Алхимик средних лет
По-моему, каждый более-менее приличный писатель просто обязан создать автобиографический роман.
Ну, на худой конец, не чисто автобиографический, а хотя бы с элементами собственного жизнеописания.
Выбор элементов, как правило, зависит от наличия в авторской судьбе мало-мальски трагических вех. Тяжелого детства, например. Или трудной юности. Или чего-нибудь еще этакого душещипательного. Чтобы читатель как следует проникся, иначе все без толку!

Primo, "Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим" - именно так полностью называется тот роман, что привыкли обычно называть кратко "Дэвид Копперфилд".
История принадлежит перу зрелого Диккенса, а значит это уже не легкость "Пиквикского клуба" или "Очерков Боза", не роман воспитания вроде "Оливера Твиста" и "Николаса Никльби".
Английский юмор и теплота повествования теперь отходят на второй план, уступая место относительному (в случае с Диккенсом, это именно так) реализму, большей проработанности образов персонажей и, разумеется, некоторой автобиографичности.
Однако это не отменяет все того же принципа "per aspera ad astra", характерного практически для всех историй Диккенса, равно как и непременного хэппи-энда. Хотя в случае "Дэвида Копперфилда" к финишной прямой персонажи подошли в разной степени моральной адекватности.

Secundo, сюжет пересказывать не стану, замечу лишь, что история весьма себе объемная, наполненная героями, как рождественский пирог изюмом, но при этом не утомительная.

В центре, как понятно из заглавия, господин Копперфилд, личность во всех отношениях приятная, положительная, удивительная, талантливая, добросердечная и, как это всегда бывает у Диккенса с такими людьми, замечательно слабовольная, излишне впечатлительная и обижаемая всеми и со всех сторон.
Впрочем, на обиды Дэвид особенного внимания не обращает, очевидно, все отпущенное ему природой возмущение вылилось в тот несчастный укус руки поровшего его в детстве отчима.
Мальчик (а Дэвид, на мой взгляд, даже став старше, недалеко эмоционально ушел от коротких штанишек) хочет быть хорошим.
Изо всех сил. Для каждого. Для всех. Пусть даже в ущерб себе. Пусть даже за чужой счет. Хорошим - это главное.
У Диккенса, к слову, прием "хороший мальчик" вообще характерен для всех положительных персонажей. Для того же Твиста, например.
Это в большей степени обуславливается всегдашним авторским делением персонажей на положительных и отрицательных. И даже те, кого он стремится показать многогранными или хотя бы нейтральными, все равно позволяют читателю поставить рядом со своей фамилией "+" или "-", пусть даже частично эфемерный.

Те самые "aspera" в "Дэвиде Копперфилде" имеются на любой вкус и цвет, причем Диккенс знакомит своего "хорошего мальчика" с ними очень последовательно. От меньшего зла к большему. Как, впрочем, он делает это с "хорошими мальчиками" во всех романах. От Мердстонов до Урии Хипа. От бидла Бамбла до Фейджина (роман "Приключения Оливера Твиста"). Чем старше мальчик, тем больше, искуснее, хитрее и умнее зло, с которым он столкнется на своем пути к "astra".
Замечу, к слову, что эволюцию зла в романах Диккенса весьма себе любопытно прослеживать. Его отрицательные персонажи куда колоритнее положительных, хотя и такие же однозначные. Плохого видно сразу - этого у автора не отнять.
Однако действительно злобные личности, _настоящие_ люди со знаком "минус" у Диккенса обычно редкостные елейные тихушники, чем-то напоминающие Иудушку Головлева у Салтыкова-Щедрина. Этакие пауки, мягкие, ласковые, потворствующие и сжирающие "хороших мальчиков" с нежной, почти отеческой улыбкой на непременно тонких губах.
Урия Хип как раз из таких.
В следующих романах их будет больше, они будут осторожнее, перестанут "выпирать", а подле некоторых из них читатель уже не сможет так уверенно поставить "минус".

Отдельно стоит сказать, пожалуй, о диккенсовских дамах и любовных линиях.
Как и большинство английских авторов, он делит барышень на "стерв" и "святых дур". Правда в "Дэвиде Копперфилде" все же преобладает вторая категория.
Первая жена Дэвида - Дора - исключительный образчик очаровательной, милой, изящной, умилительной глупышки. Копперфилд, в силу юности и определенных идеалистических представлений о многих вещах, безусловно, восхищен всем этим в характере жены. Забавная, легкая, смешливая. Ну и пусть бестолкова и непрактична, наивна и абсолютно не приспособлена к жизни.
Однако "хороший мальчик" постепенно вырастает (и эмоционально тоже), приоритеты меняются и миленькая Дора начинает откровенно тяготить. Все, что раньше восхищало - раздражает.
Мальчик разочарован, расстроен, но старается не показывать. Он ведь "хороший".
Единственный человек, перед которым он может открыть душу (читай: поплакаться), это Агнес.
Давняя преданная подруга, свой в доску парень, хоть и в юбке, уважаемая личность и вообще девушка не без достоинств. Ну или, скажем честно, друг не без достоинств, потому что женскую привлекательность Копперфилд в ней не видит. До поры, до времени, конечно. Хотя, впрочем, и после тоже не особенно замечает.
Их брак основан, скорее, на той смеси уважения, почитания, дружбы и всего подобного, которая считалась идеальной в Викторианскую эпоху для создания семьи.
Женский или мужской интерес? Притяжение? Либидо? Издеваетесь?!
Агнес - это не какая-то там миссис Стронг! А Дэвид - не бессовестный соблазнитель вроде Стирфорта!
И вообще, страсти в сторону! Несмотря на то, что "хороший мальчик" и "хорошая девочка" все-таки молоды, через них уже проглядывают гоголевские старосветские помещики.
Впрочем, среди дам в этом произведении есть одна "звезда" - Бетси Тротвуд, двоюроднная бабушка Дэвида. На эту даму стоит обратить внимание. У Диккенса в последующих романах такого рода бойкие валькирии нет-нет, да и будут встречаться.

Tertio, роман, как и положено автобиографии, написан от первого лица и все повествование идет через призму восприятия Копперфилда, что, разумеется, не дает возможности на сто процентов объективно оценить все, что происходит.
Впрочем, при желании можно абстрагироваться (текст это позволяет) и разобраться в мотивах поступков других героев самостоятельно.
Весьма вероятно, что "плюсы" и "минусы" напротив фамилий героев заметно сместятся.

P.S. Лично мне понравилась экранизация "BBC" 1999 года, с грозой всея Волдемортов в роли Дэвида Копперфилда (в детстве) и Мэгги Смит в роли Бетси Тротвуд. Замечу, что в этой экранизации вообще очень хороший подбор актеров, много известных лиц (Имельда Стонтон, Алан Армстронг, Йэн Маккелен).

@музыка: Музыкальная тема из фильма "Дэвид Копперфилд" (1969 год)

@настроение: "Бастардо Инкерман" от "INKERMAN"

@темы: книги