08:50 

Ф. М. Достоевский "Бедные люди"

Алхимик средних лет
Я искренне убежден, что все люди делятся на две категории.
К первой принадлежат те, кто если не восторгается, то хотя бы приемлет творчество Льва Николаевича Толстого, но при этом всей своей "литературной душой" ненавидит писанину Достоевского.
Ко второй же относятся товарищи, полагающие Федора Михайловича знатоком русской души и с отвращением фыркающие в сторону "всяких там зажравшихся графов с их не определившимися бабенками".
С гордостью отношу себя ко второй категории, ибо со Львом Николаевичем и его персонажами никакого "романа" у нас не вышло и не выйдет никогда.

Не то чтобы я полагал Достоевского специалистом по душевным переживаниям русского человека, нет. Скорее мастером изображения страстей этого самого человека, потому что большинство героев этого автора отличаются умением страдать и чувствовать жестко и ярко. Совсем, к слову, не в стиле "белых этиков".

"Бедные люди" - первый и как раз самый "белоэтический" роман Достоевского, на мой взгляд, наиболее подходящий для изучения в средних классах школы, нежели всем известный детектив о "тварях дрожащих и право имеющих".

Primo, если отбросить всю ту поверхностную и вполне ожидаемую шелуху о том, что "Бедные люди" - роман о "маленьком человеке", о бедных, несчастных, униженных, оскорбленных и вообще побитых молью ветошках в человеческом обличии, то останется вполне себе четкое понимание того, что история эта о покровительстве.

Secundo, есть юная (разумеется, красивая), трогательная в своей невинности и страданиях барышня, преследуемая дальней родственницей и богатым помещиком в целях, скажем прямо, не благородных, считающая гроши, заработанные шитьем.
И есть пожилой чиновник, болтающийся где-то в самом низу табеля о рангах и отдаленно похожий на Башмачкина, на что, между прочим, жутко обижается.

Макар Девушкин (фамилия-то какова! так и хочется кисло умилиться!) принимает горячее участие в судьбе бедной Вареньки Доброселовой (кисло умиляемся еще раз!), причем всегда в ущерб себе.
И жалованье-то он наперед взял, и последнее-то от себя отрывает, и советом, и ласковыми словами помогает.
Идеальный, добрый, самоотверженный и невероятно собой любующийся покровитель.
Желание "причинять добро" для Девушкина, пожалуй, единственная возможность почувствовать себя хоть сколько-нибудь "человеком", а не "ветошкой".
Несмотря на то, что я сам нищий и "маленький", я все-таки могу оказывать покровительство кому-то, кто мне кажется еще более "маленьким", чем я сам. И как же я люблю самого себя в этом покровительстве, каким же значительным я тогда становлюсь!

Взять хотя бы историю с чиновником Горшковым и первое посещение Девушкиным его закутка. Волей-неволей, а сравнивает Макар Алексеевич его убогую жизнь со своей. Тоже убогой. Но уже _менее_.
И отдает-то он Горшкову свои последние копейки потому, что покровительствовать хочется и можется.
Хоть за гроши, но почувствовать себя самую капельку выше.

По сути дела, с Доброселовой у него та же история вышла.
Нет человека, более нуждающегося в "добре", нежели несчастная, преследуемая и отчаявшаяся юная барышня.
И кому ж за нее заступиться, как не нищей "канцелярской крысе"?!
А барышня благодарна по уши, что, разумеется, греет нашей маленькой "ветошке" его ветошную душу.

Нет никакого материального профита для Девушкина во всем этом его "меценатстве". Зато огромная моральная и эмоциональная выгода. Одаривать людей широкими душевными жестами значительно проще, чем деньгами, и куда выгоднее на будущее.
И сам себе кажешься хорошим, благородным и духовно богатым человеком.

И в конце истории, когда Макар Алексеевич лишается своего главного объекта благотворительности и опеки, все в душе у него рушится, весь его внутренний мир вновь возвращается к той своей мизерности, никчемности; и чувство собственной ненужности и неприкаянности накрывает его с головой.
Кому теперь покровительствовать? Ради кого от себя отрывать? Как вернуть то ощущение смысла собственного существования?

О Вареньке Доброселовой скажу вскользь, потому что героиня не слишком выразительная. Таких чахоточных, обиженных сильными мира сего девушек с душевной организацией тоньше паутинки и жертвенно страдающих, полным-полно. И у того же Достоевского их имеется с лихвой.
Покровительство Девушкина она, разумеется, принимала с должной благодарностью, кротостью и застенчивостью, что, впрочем, неудивительно. Такие барышни редко демонстрируют иное поведение.

Роман-то, между прочим, заканчивается хорошо.
Девушкину подфартило таки с деньгами и из нищеты материальной он, конечно же, выберется.
Вареньку господин Быков облагодетельствовал по полной программе, материально, ибо вопросы эмоциональные для этого товарища вторичны.
Так что, бедные люди остаются не такими уж и бедными в итоге.
Только отчего-то слезы льют.

Tertio, роман коротенький (чуть больше 120 страниц), написан в эпистолярном жанре и читается очень легко. Никаких замудренных рассуждений, мучительных движений души, расписанных высоким слогом, то есть ничего из того, на что привыкли жаловаться люди при упоминании фамилии "Достоевский".
Стоит заметить, что присутствуют в истории и обращения к классикам. Тот же Гоголь с его "Шинелью" (очень крепко обиделся Макар Алексеевич на Варенькину ассоциацию его с Башмачкиным), Пушкин со "Станционным смотрителем" (а вот тут нашел Девушкин родственную душу в лице Самсона Вырина и даже позволил себе Вареньку с Дуняшей сравнить, так, самую малость).

P.S. Замечу еще забавную мелочь, но уже относящуюся более к современности. Если обратить внимание на такого товарища, как Ратазяев, и прочесть его "произведения", так восхитившие Девушкина, то возникнут ну просто прозрачнейшие ассоциации с творчеством местных ролевиков и авторов с "Фикбука".

@музыка: Nightwish – Beauty and the Beast

@настроение: "Grinfild Christmas Mystery"

@темы: книги

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Black Tower

главная