• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:55 

Нашел прелесть.

vk.com/audios396116784

Колыбельная Талигу (понятное дело, что от лица Алвы)

Когда уже я сон увижу свой
И ночью никому не буду нужен?!
Бессменный по кошмарам часовой
И пугало для выходцев к тому же...

Давно я о пощаде не молюсь,
Раз уж Создатель проклял, так за что-то.
Быть может хоть сквозь землю провалюсь...
Так надоело сниться идиотам!

Роберу Эпинэ пусть снятся бабы.
Матильда, Мэллит или Марианна.
Ему уже давно понять пора бы,
Что совесть вместо бабы - это странно.

Луиджи Джильди пусть приснится море,
Рассвет над Фельпом, корабли на рейде.
А не зальет касерой свое горе,
То пусть в кошмарах катится к Альмейде!

Марселю Валме пусть приснится папа,
Провинция, покой, тоска и астры.
Расскажет пусть отцу, как он состряпал,
Послания от Юлии Прекрасной.

В тоске смотрю на мягкую перину...
Последний луч за горизонтом скрылся...
Вдруг понял, как люблю я Катарину,
За то, что ей ни разу не приснился!

Давно я о пощаде не молюсь,
Раз уж Создатель проклял, так за что-то.
Быть может хоть сквозь землю провалюсь...
Так надоело сниться идиотам!


@настроение: "Cabernet" от "Millstream" из серии "Millstream collection"

@темы: книги, "Отблески Этерны"

12:23 

"Отблески Этерны"

Если бы мы делали то, что _надо_ с тем же рвением, с каким делаем то, что _хотим_, может добились бы большего.

На самом деле, я ужасно рад тому, что, наконец-то, все книги этого цикла оказались у меня. Хотя стоит заметить, что без любимого Лисенка этого бы не произошло еще очень и очень долго. А может и вовсе никогда.
Ибо этот хитрый лис знает какие-то волшебные места, где можно достать даже те книги, которые не переиздаются уже давно или вовсе сняты с продажи.

Лис, огромная тебе благодарность. Семь книг из этих тринадцати - только твоя заслуга!


@музыка: "Канцлер Ги" - "Пластилиновый ворон"

@настроение: "Бастардо Инкерман" от "INKERMAN"

@темы: книги, "Отблески Этерны"

12:28 

Хвастаюсь!!!

По случаю своего грядущего дня рождения получил от любимого человека, среди прочих невероятных подарков, вот такие две прелести.

1. Раскраска по "Игре престолов".
2. Карта мира Гарри Поттера.

Я даже не представляю, где он нашел эту карту, потому что лично я, столько лет отдавший этому фэндому, о ней даже не слышал. Тем не менее, она просто шикарна. Теперь остается только заказать под нее раму и выбрать, на какую стену повесить. Негоже такой красоте оставаться в свернутом виде.


@музыка: Хельга Эн-Кенти - "Две трети волшебства"

@настроение: "Бастардо Инкерман" от "INKERMAN"

@темы: жизненное

09:39 

Несколько слов об "Отблесках Этерны"

Вообще я всячески избегаю писать какие бы то ни было рецензии о незаконченных вещах. Тем более если дело касается циклов.
Однако с "Отблесками Этерны" я крупно прокололся. Поскольку я не читал форумов, то, соответственно, понятия не имел о том, что третья часть "Рассвета" вовсе не последняя. Наивно надеясь на то, что ею все заканчивается, я ужасно удивился, что еще Грядет...
Тем не менее, изложение впечатлений от тринадцати уже написанных книг не могло дожидаться выхода четырнадцатой (и надеюсь, заключительной), ибо грозило не наступить вовсе. А те самые впечатления померкли бы, совершенно наплевав на мои желания и время.

Я сейчас уже не припомню, как узнал об "Отблесках". Скорее всего, из песен "Канцлера". А именно – когда начал копаться и выяснять, о чем они.
Первые четыре книги цикла я прочел в электронном варианте и надолго забросил, ибо читать с экрана надоело, а в бумажном виде их просто невозможно было найти. Впрочем, я купил две или три, но они относились к середине, и читать их было бессмысленно.
Когда "отщепенцы от Камши" в моем книжном шкафу начали откровенно мозолить мне глаза своей неполнотой, я решился-таки найти все и занялся этим вплотную.
Без моего любимого человека не найти мне ничего, однако поскольку ему сопутствует удача в поиске редкостей, то к этому примазался и я. И в итоге, все книги в бумажном варианте нашлись.
Все 13.
Вот тут-то я и выяснил, что еще не конец и 14 часть выйдет только в будущем году.
Мучиться и откладывать до лучших времен прочтение цикла не хотелось, к тому же, по моей всегдашней привычке доводить все до конца, совесть просто возопила "ЧИТАЙ!!!!" и я сдался.

В принципе, "Отблески Этерны" - это такой довольно добротный, постмодернистский роман-конструктор. Или цикл-конструктор. Тут кому как удобнее называть.
Здесь уместно будет вспомнить и "Гарри Поттера", хотя "кубиков" в Роулинговском "конструкторе" существенно меньше и они скреплены куда крепче.
К слову, большинство читавших "Отблески" крайне отрицательно относятся к такому многообразию составляющих сюжетных линий цикла, но, увы... многие из наших людей воспринимают историю с тремя и больше отдельными линиями как нечто безумно сложное, трудное для восприятия и вообще нежелательное. Это грустно, печально и так далее...
Еще одним минусом читавшие полагают выдвижение второстепенных персонажей на первый план, которое активно началось после пятой книги цикла (здесь я привожу цифры по числу томов, а не по факту авторского деления на части).
Однако же замечу, что когда автор умеет так выписать и логически обосновать это самое "выдвижение вперед" так, что у читателя не возникает недоумения, то, как минимум, странно этому "неприятно поражаться".
Право слово, не все ж бедняге-сочинителю крутиться в трех соснах.
Введение же новых персонажей, которому не рады все те же читавшие, на мой взгляд, совершенно оправдано все теми же "соснами".
По моему скромному разумению, читать только лишь об Алве, Савиньяках, Окделле, Альдо, Робере и Катарине, как минимум, тоскливо. Мир гораздо разнообразнее и героев в нем больше.
В минусах упоминается и заумность мистики, которой отличается цикл, хотя, на мой взгляд, не надо быть большого ума человеком, чтобы разобраться в том, что "накрутил" автор.
Соглашусь с теми, кто упрекает Камшу в подверженности "принципу Кицума", но я еще не встречал ни одного автора объемных книжных циклов, который бы смог этого избежать.
Разве что Мартина.
Но в отношении дедушки в кепочке мне куда интереснее будет узнать, как он собирается разгребать в романах то, что в сериале натворили мастера-сценаристы.

"Отблески Этерны" - определенно один из любопытных и весьма интересных образцов фэнтази "плаща и шпаги", если так можно назвать. Подвид, к слову, далеко не распространенный в этом жанре. И хотя от них явственно попахивает "мушкетерами" и "капитаном Бладом", есть у них и свои приятные особенности.

Среди этих самых особенностей хочется отметить некую систему "1-4-16", на которую опирается практически вся мистика и которую я счел удобным использовать, чтобы расписать свои впечатления от персонажей.

Под цифрой "1" в этой системе, разумеется, скрывается "любовь всея фэндома" блестящий и порой не в меру "сьюшный" герцог Рокэ Алва. Не писал о нем только ленивый, а поскольку ленив и я, то воспользуюсь этим преимуществом и оставлю товарища в покое.
Зато под "четверкой" мне бы хотелось отметить вовсе не тех, кого имеет в виду автор, а как раз тех, кто понравился мне в цикле более всего и произвел действительно неизгладимое впечатление.

Итак, первый из четырех - виконт Марсель Валме. Личность действительно крайне любопытная, но чтобы оценить такого "друга", надо быть все-таки немного Алвой и очень много – самодостаточным человеком.
Валме из тех людей, которые могут себе позволить выбирать, кому быть верным, с кем дружить и как долго эту верность и дружбу сохранять. Качество довольно редкое и многими трактуемое скорее в минус, нежели в плюс. Однако в данном случае я не представляю более "годного" друга для "номера один". При всем странном и несколько неприятном первом впечатлении в Марселе можно заметить явные намеки на его _реальную_ натуру.
Виконт, конечно, змея. Хоть и с "накладным пузом", но все-таки кобра. Расчетливость (хорошая такая, житейская расчетливость), отменное знание людей и понимание того, что от них возможно ждать чего угодно, равно как дурного, так и хорошего, причем зачастую от одного и того же человека.
Знаменитый девиз "что не нравится Валмонам, должно быть убрано" Марсель воплощает практически каждым своим поступком.
Не нравится, что Алва в тюрьме? Стало быть, Алва должен быть вытащен. И будет.
Не нравится, что Алва может быть мертв? Стало быть, никаких мыслей о мертвом Алве и даже возможности его смерти. И дождался-таки возвращения. И других заставил дождаться.
Никаких сомнений, никаких лишних размышлений. Исключительное умение использовать слабые и сильные стороны не только окружающих, но и даже так или иначе сложившихся обстоятельств. А главное - полное принятие того, что есть, без малейших признаков рефлексии и попыток "понять причины", а, стало быть, и оправдать.

Возьмем пример с Повелителем Скал:
Ричард Окделл - предатель и убийца? Да.
Почему он так поступил, и могло ли быть иначе? Какая разница, почему и могло ли. Есть так, как есть. С тем и будем работать.

К слову, этой удивительной особенностью принимать даже мгновенно меняющиеся обстоятельства или те или иные поступки людей как некий "результат", который нужно учитывать и при возможности использовать во благо своей собственной цели, обладают очень немногие герои Камши.
Как говорится, сожалеть и вспоминать, анализировать и рефлексировать будем зимой у камина, а до тех пор - только принимать и действовать.
С Валме можно спокойно идти в разведку. Но всегда стоит быть готовым, что однажды можно стать тем, что "Валмонам не нравится". Впрочем, Марсель людей из своей жизни убирает в достаточной мере вежливо и спокойно. Добавлю еще, что умение виконта извлекать выгоду для себя из людей и обстоятельств отнюдь не отменяет того, что и люди, и обстоятельства тоже кое-что от этого имеют. И порой весьма неплохое.

Под номером два из моей личной "четверки" находится граф Лионель Савиньяк.
Оговорюсь сразу, что Савиньяков трое - близнецы - Эмиль и искомый Лионель, а также "непарный" Арно, младший.
В очаровательном диалоге с Мэллит внутренний мир маршала раскрывается очень недурно.

"Л.: Если вы где-нибудь когда-нибудь найдете сердце, отдайте шестую часть мне.
М.: Шестую часть?
Л.: Днями и в две трети ночей сердце мне не понадобится." (с)


Человек-ум, человек-логическая парадигма, человек-сам-себе-рамки.
Сердце, разумеется, есть, но разум всегда довлеет. И довлеть будет.
Лионель может показаться суховатым, жестким, не грубым, но холодная "рамочная" вежливость быстро дает понять, что человек держит тебя на расстоянии и никогда это расстояние не сократится. Хотя одно исключение все же есть, но я бы не сказал, что даже Алва удостоился "полной близости". В этой конкретной ситуации "дистанция-Л + дистанция-Р" явление нормальное. Такое частенько бывает, когда оба человека самодостаточны и не склонны к паразитированию.
В отношении прочих героев и даже читателя "дистанция-Л" будет всегда и куда большей протяженности, нежели некоторым хотелось бы. Впрочем, уважать чужие границы надо всегда.
Тонкий "троллизм" не чужд Лионелю, как вообще любому умному человеку. Он даже здесь не выходит за рамки дозволенного самому себе, хотя сдерживание себя Савиньяку дается легко, привык. Что уж говорить о сдерживании других, в том числе и по отношению к своей персоне.

Тот же пример с Окделлом:
Ричард Окделл убийца и предатель? Да.
Почему он так поступил, и могло ли быть иначе? Лионель может изложить причины и возможности так, как будто препарирует лягушку.

Есть мнение, что в последних томах Лионель пытается "отыгрывать" Алву, и я бы спорить не стал, ибо:
"Молния, соединившись с Волной, породит Ветер»... Она и породила. Уж будь любезен, реши, повторяешь ты Алву или нет.
— Я уважаю себя и знаю, что и для чего делаю. Если это значит уподобляться Рокэ, то да, я ему уподобляюсь."

Симпатичный такой. "Морозно-ледяной" Алва.
"Этот человек делает хорошо все. В том числе и любит. Сердца у него нет и не будет, но всего остального в избытке." (с)
И возможно единственный из всех героев цикла, с кем я нашел наибольшее сходство с собой. Но замечу, что наибольшее сходство вовсе не означает полной тождественности.

Номер три - Валентин Придд.
Вообще он затесался сюда самым последним по хронологии чтения, потому что изначально Придд мне до боли напоминал Драко Малфоя, правда _не_ трусливого, в меру спесивого и вовсе _не_ лезущего на рожон и _не_ предпринимающего отчаянные и глупые попытки подружиться с местным "Поттером" - Окделлом.
Однако чем дальше в цикл, тем больше Придд становился живым, а не ходячей функцией.
Этакий темный ледок, а под ним мысли, мысли, мысли. И вдруг - ррраз! И действие! Резкое, быстрое, расчетливое и до визга правильное.
Придд не просто личность себе на уме, он личность еще и на правильном уме.
Что было бы, возьми Рокэ вместо Окделла в оруженосцы Валентина, как тот надеялся? Трудно сказать. Но то, что у Первого Маршала хлопот было бы куда меньше, это точно.
Рокэ, как, впрочем, и большинство военных цикла, весьма ценят ту молодежь и тех подчиненных, что мало спрашивают, но много и правильно думают, а потом также правильно и быстро делают, и еще иногда нарушают приказы. Но те, которые стоит нарушить, ибо их нарушение дает результат куда лучший, чем их выполнение.
Жермону Ариго повезло, что Придд свою военную карьеру начал именно у него. Это как раз тот случай, когда начальник склонен к рефлексии и страху "надо ли", в то время как подчиненный такого "недостатка" лишен.
Впрочем, Алва не ошибся в Валентине и, конечно, в своей надежде на него. В самом деле, не на Ричарда же уповать, если хочешь удрать между Багерлее и Нохой.
Можно ли сказать, что из Придда вырастит второй Лионель Савиньяк? Вряд ли. Сердце у мальчика все же есть, пусть и под ледком разума. И понятия о чести и совести, несмотря на знаменитую "скользкость" Приддов, привиты верные. Иногда в самом деле стоит подождать, а не переть напролом.
Ну, так спрут и не вепрь.
Всякий раз читая об успехах Придда, вспоминал незабвенного Ричарда. Однокорытники и сверстники все же. И всякий раз думал - что ж ты, Ричи, натворил, а ведь мог бы... Эх.

И снова пример с Окделлом:
Ричард Окделл убийца и предатель? Да.
Почему он так поступил, и могло ли быть иначе? Изложение, похожее на Лионелевское будет, но в голове у Придда. Нам скажут только вывод. Краткий, емкий и не подлежащий пересмотру.

Придд – юноша, разумеется, с большими перспективами и быть ему маршалом, не меньше. Этот товарищ из тех, у кого с юности все по плану, но при этом он, как и Марсель Валме, умеет оборачивать сложившиеся обстоятельства себе на пользу.
Но. Если не сложились, то подождет. Не зря родовой девиз "Из глубин". Выберется и не без успеха.

Последний в "четверке" - Робер Эпине.
Все в курсе, что Повелитель Молний - ходячая совесть всея Кэртианы. И эту самую совесть он натягивает на весь Талиг, а если удается, то и на близлежащие страны. Рефлексирующий персонаж есть в любом цикле, а то и не один. Но Робер Эпине рефлексирует за себя и тех парней. Всегда.
Разве что в третьей части "Рассвета" он стал менее чувствительным, но это тот случай, когда с кем поведешься, от того и наберешься. Компания из Марселя, Салигана и Рокэ рефлексии не способствует, ибо "либо пейте и бейте, либо страдайте, а мы пошли пить и бить".
Робер, несмотря на тонны размышлений, все же человек действия. Но если тот же Валентин Придд недостатком размышлений тоже не страдает, но делает это молча и по возможности быстро, то Эпине позволяет себе порой "пожаловаться" Клементу (он же крыс) или же удачно подвернувшимся окружающим. Правда не абы каким, а готовым выслушать и, разумеется, очень близким.
Это не "нытье", не жалобы в отрицательном плане. Это сомнения. Да, вот такие очень глубокие нравственные и не только нравственные сомнения. И попытки разобраться. Во всем.

В последний раз тот же пример:
Ричард Окделл - предатель и убийца? Да, но... и это "но" размером с Данар. И растекается все дальше. Очень может быть, что только в голове Эпине, ибо на незнакомую публику приличные военные не жалуются.
Почему он так поступил, и могло ли быть иначе? Робер расскажет честно и откровенно, но вряд ли его рассказ будет избавлен от личных пристрастий.

Персонаж положительный со всех сторон, в достаточной (и даже больше) мере рефлексирующий, неглупый, но склонный ковыряться в причинах и мотивах тех или иных поступков разных людей, равно как и в причинах появления определенных обстоятельств. В попытках понять, почему все так, а не иначе, упускается время, тратятся нервы, и приходит больное разочарование в жизни.
А это никому не полезно.

Когда с четверкой закончено, то, разумеется, можно поговорить и о шестнадцати.
Впрочем, тех персонажей, на которых стоит обратить особое внимание, наберется куда больше. Лично мне приглянулись Левий и Сильвестр (пожалуй, Сильвестр все же напоминает Ришелье, хотя я очень опасался этого сходства), Никола Карваль и Жермон Ариго (такие разные, но оба военные).
Очень хороши и Кальдмеер с Вальдесом, лед и пламя, не иначе.
Эмиль и Арно Савиньяки. Эмиль хотя в начале и был лишь тенью Лионеля, но к концу стал значительно самостоятельнее. Ну, Арно это Арно. И он не избежал моего личного сравнения с Ричардом, опять же однокорытники. И хотя Арно также порывист и резок, но умишко-то работает верно.

Отдельно пару слов о гайифской линии повествования – в полной мере она раскрывается поближе к последним книгам, но, безусловно, стоит внимания. Думается мне, что Камша все же уделит ей должное место. Конечно, там все не так масштабно, как в Талиге, однако не менее любопытно.

Хотелось бы упомянуть еще об одном замечательном товарище, который явно "выстрелит" серьезно.
Руперт фок Фельсенбург.
Личность во всех отношениях примечательная, но более всего тем, что изначально он напоминает пресловутого Ричарда, разве что на пару-тройку лет старше. То же восхищение тем, кому служит на данный момент, та же порывистость. Но. Как говорят в фанатских кругах – Руперт это Ричард без багов.
Однако чем дальше, тем меньше мальчик похож на Окделла.
Во-первых, никакой родовой спеси, во-вторых, все ради дела, даже если для этого придется общаться с "условными врагами", кстати, еще о врагах – Фельсенбург, в отличие от Окделла, как раз врагами способен даже восхищаться. Причем восхищаться в хорошем плане.
Нет, спорить не стану, во время сцен суда над Алвой Ричард тоже отмечает "плюсы" в поведении врага (Рокэ), однако выводы делает совершенно неправильные.
Фельсенбург же как раз умеет отыскать то самое "зерно пользы" и применить его для себя. Умница не погнушался методом Придда (врага), чтобы отбить своего адмирала.
С другой же стороны, ближе к концу романа, Руперт все более напоминает молодого Рокэ. Сюда примешивается даже внешнее сходство, которое на расстоянии многих обманывает.
Нет, Фельсенбург не внебрачный сын Алвы (во всяком случае, надеюсь, Камша не додумается так повернуть интригу), но сходство есть и несомненное. И от того еще более любопытна и многозначна сцена в конце последнего тома, где Руперт и Алва, до сих пор "шедшие параллельно", сходятся.
Уверен, что если автор не "сольет" встречу Руперта и Алвы, то это будет одна из самых интересных историй цикла. (Предрекаю тонны слэша).

Хотелось бы еще набросать кое-что про "отрицательных" персонажей - Альдо Ракана и Ричарда Окделла, но... написано о них в фанатских разборах и так немало. К тому же, на нынешний момент цикла оба мертвы, а о мертвых, как известно...

Наконец добрался я и до женских персонажей, хотя у Камши с ними явная напряженка. Ну не любит дама описывать дам.

Катарина Ариго, Арлетта Савиньяк, Ирэна Придд, Юлия Вейзель, Луиза Арамона, ее дочь Селина, Айрис Окделл с мамашей Мирабеллой, сюда же Мэллит, Матильда Ракан и Этери и, пожалуй, из живых и относительно значимых более никого.
Выходцы Цилла Арамона и Зоя Гастаки - отдельная песня, как, впрочем, и вся мистика цикла, которой я касаться не буду.

Вот именно женские персонажи (может быть, кроме Катарины и Матильды) и "больны" тем самым "функциональным недугом", в заражении которым _всех_ персонажей Камшу обвиняют фанаты.

Женские образы, к сожалению, в массе своей очень неровные, скучноватые, малоинтересные. Характеры и жизненные установки меняются очень резко.
Бедняжка Юлия Вейзель так и не выходит из рамок "квочки".
Селина и Мэллит к концу цикла совершенно портятся, превращаясь из милых, неглупых и добрых девушек в откровенных хамок.
Луиза из умной и спокойной дамы становится мамашей, до крайности озабоченной пристройством доченьки замуж, и желательно кому познатнее. Не зря ж столько мужиков кругом болтается, один лучше другого. Надо хватать.
Арлетта Савиньяк бросается из крайности в крайность: то она новоявленная мисс Марпл, то автор притчей, по большей части приведенных дословно, но совершенно с неясной целью, то демократичная мать для своих трех взрослых сыновей, то дама, настырно лезущая в политику, то знаток мистики и древностей, то Леворукий знает кто...
Об Айрис и Мирабелле дурного не скажу, ибо рано и быстро умерли, однако от начала и до "гробовой доски" характер был выдержан в одном ключе, что, честно говоря, очень порадовало.

Собственно говоря, о Катарине и Матильде писать не очень тянет, ибо опять же персонажи разобраны фанатами до косточек, тем более что эволюционировать образу одной из них далее некуда по причине смерти персонажа. Но это, пожалуй, две самые интересные дамы во всем этом небогатом на женщин цикле.

P.S. Эту заметку я писал в три приема, чего со мной никогда не бывало. Причиной тому (кроме моей лени, разумеется) послужила величина цикла – я никогда не пишу на такие вещи рецензии и вообще какие-либо тексты. Боюсь не охватить все.
Впрочем, и здесь у меня это не вышло, ибо упустил многое.
К тому же, история не закончена и почему-то мне кажется, что в январе-феврале 2018, когда должна выйти последняя книга, закончена не будет. Ну либо четвертой частью "Рассвета" можно будет убить кого угодно, потому что вес ее это позволит.
Надеюсь, что после нее я кое-что еще добавлю к уже отмеченному здесь. И скорее всего, это будет новая заметка.
Боюсь представить, во сколько приемов я буду писать ее.

@музыка: Аэлирэнн - "Кэртианская плясовая"

@настроение: кофе

@темы: книги

Black Tower

главная